Печать
Категория: События
Просмотров: 406

Мемуары сбежавшего чекиста

 

Мы уже имели случай писать о мемуарах „сбежавшего в Канаду от КГБ“ подполковника Владимира Попова и о его свидетельствах на тему, которую можно собрать под общую шапку «КГБ и РПЦЗ», которая, в принципе, должна была бы нас интересовать в высшей степени. С главами от его книги можно знакомиться по мере их появления на интернете, но, увы, до сих пор, кроме общих фраз ничего конкретного нам не было дано читать.

Из недавно опубликованнойглавы, озаглавленной «Возвращение блудного сына: Народно-трудовой союз и Михаил Назаров», чёрным по белому вытекает, что Михаил Викторович Назаров  является многолетним агентом, внедрённым в Зарубежную Церковь. Разберём его доводы.

В очередной раз, в этой  главе Владимир Попов раскрывает все подробности внутренней кухни КГБ, что может быть полезным для изучающего эти вопросы, но это ведь общие принципы и не видно, чтоб они относились именно к М.В. Назарову.  Бывший  полковник долго  перечисляет  все  препятствия, которыев советское время должны были быть осилены любым желающим выехать за границу, все критерии, которые должны были быть удовлетворены и сам, по-видимому запутавшись в своём научном изложении, Попов приходит к выводу, что Назаров никак не мог быть послан переводчиком в Алжир, хотя два абзаца выше  говорил противоположное : «Ни под один из перечисленных критериев Назаров не подпадал. Точнее, он подпадал под все в том плане, что не мог быть послан в командировку в Алжир переводчиком по окончании института» ! Как это понять ?! Бросим эту неувязку.  Факт на самом деле безспорный — в Алжире М.В. Назаров был и не скрывает, что, направляя его туда „органы“ естественно рассчитывали на его сотрудничество ; однако затем утверждает он, что, не согласившись работать на КГБ, ему удалось ускользнуть и сбежать в Германию. Мы, естественно, не имеем никакой возможности проверить этот факт, можем только либо верить человеку на слово, либо не верить ему.

Но вопрос даже не в этом. Это разговоры на события 50-летней давности. Речь тут идёт о молодом человеке, почти мальчишке начала 70-ых годов. Станут ли за такой мелкой пешкой гнаться будто дело имеется с крупной личностью,с рисками, которые это представляет в не домашних, а чужих, заграничных условиях. Нельзя ли предположить такую картину и объяснение — сбежал, ну сбежал. Ведь никакими серьёзными тайнами этот только начинавший свою профессиональную жизнь молодой человек не располагал. Но для сбежавшего полковника Вл. Попова такое предположение полностью отметается, такая версия просто нереальна, невозможна. Однако, следуя логике этого научного специалиста по КГБлогии то, что немыслимо предположить в случае молодого университетского выпускника, становится вполне реальным в случае маститого полковника, проработавшего там всю свою карьеру и припеваючи живущего отныне в Канаде, где раскрывает теперь urbi et orbi внутренние тайны этой гнусной безбожной организации. И ему-то надо верить на слово ! В первом случае, как и вовтором. Где тут логика ?

Имеются истинные разоблачители деятельности КГБ, но они, как правило, подтверждают свои показания неопровержимыми фактами, документами. Возьмём например покойного исповедника отца Глеба Якунина. Можно обсуждать отдельные стороны его жизни, однако искренность, правдивость его показаний о недостойном сотрудничестве патриархийного епископата, как и многих рядовых священников — НЕОСПОРИМА, ибо подтверждена архивными официальными документами, от которых никто, никогда открутиться не сможет. Честь и слава и вечная память покойному исповеднику отцу Глебу, за совершенный им подвиг безстрашного разоблачения этой мерзости.

А что видно в труде полковника КГБ Попова ? Совершенно тщетно пытаться найти хоть одно документальное подтверждение его разоблачающих доводов. Ни одного не найти, только туманные, общие, ни чем не обоснованные обвинения и подозрения, которым каждый волен верить или не верить. Но определённого доказательства, прочитав всю эту главу — никакого.

Ещё раз скажем, для студента, пишущего диссертацию на тему советской внутренней и внешней контр-разведки, труд полковника Вл. Попова, а именно теоретическое изложение работы советских спецслужб, снабжённое интересными, из первых рук, фактами будет несомненно полезным подспорьем и сможет принести немало интересных, безспорных аргументов. Однако, для доказания того, что М.В. Назаров был, как написано, «многолетним агентом КГБ» она, как нам кажется, явно не дотягивает.

Мы не наивны — отлично знаем, каково было воспитание советской молодёжи и вообще знаем всю советскую обстановку, как систематически были исковерканы души людей, тут и пионеры, и комсомол, и взаимное обязательное стукачество. И мало кто, очень мало кто не был там подвергнут этим издевательствам, в том числе не сомневаемся, что особо одарённого студента М.В. Назарова эта участь вряд ли могла обойти. Но значит ли это, что мы должны опасаться и не общаться с 90% российского населения, имевшего несчастье родиться и жить в этом царстве лжи ? Кстати, некоторые так и думают, уверяя, что таким образом не удалось бы им лукавым обманом разрушить Зарубежную Церковь ...

Вернёмся к разбираемой статье. Полковник Попов переходит затем к периоду жизни Назарова в Германии и долго останавливается на его усиленном вовлечении в деятельность НТС и подчёркивает, что стал он ответственным секретарём широкоизвестного журнала «Посев». Вот, что он на эту тему пишет : «Молодой член НТС Михаил Назаров довольно быстро занял место ответственного секретаря журнала "Посев". Ответственный секретарь редакции – главный координатор всех отделов и служб в любом издательстве, осуществляющий отбор материалов для публикаций». Всё это совершенно правильно и неоспоримо, но вот какой странный вывод умудряется сделать Попов из этого верного суждения : «Иметь своего человека на таком месте, безусловно, стало удачей для разработчиков НТС». Насколько нам помнится, и каждый свободен в этом убедиться, просмотрев подборку журнала этих годов, «Посев» всегда придерживался резко анти-советских позиций, отчего был мишенью постоянных нападок советской печати. В эти годы ставился особенно акцент на диссидентское движение, печаталась т.н. запрещённая литература. Таким образом приходится прямо задать себе вопрос об умственном укладе человека.Если такая яркая анти-советская редакторская линия журнала является результатом деятельности ответственного редактора Назарова, то как КГБ может хвастаться таким успехом ?! Попов сам полностью опровергает свою демонстрацию и то, что хочет доказать.

Мы уже однажды писали, каково наше мнение об НТС, этой бурной, многоаспектной анти-советской организации : вела она похвальную политическую борьбу за освобождение России, но в то же время вокруг крутились разные весьма подозрительные личности, преследующие явно другие цели. Известно, что в эти годы М.В. Назаров общался там с молодым Михаилом Арндтом, ставшим со временем патриархийным митрополитом Марком, о котором тоже ходят непроверенные слухи.

Но почему-то у Вл. Попова ни одного слова нет про Вл. Марка. Удивительно, так как всем известно, что судьбы патриархийного ныне митрополита Марка и В.М. Назарова были долгие годы параллельны : в первое время, в молодости, общались на политической ниве в НТС, а затем и на церковной ниве в Германской Зарубежной епархии, где Марк Арндт был правящим архиереем, а Назаров видным членом в епархии, вплоть до того, что в 90-ых годах ему поручалось даже составление некоторых посланий от имени епархии и даже, если не ошибаемся, однажды от имени Синода. Итак, почему ни словом не обмолвился тут полковник Попов о Вл. Марке ? От того ли, что в этом вопросе он вообще не разбирается и ничего не знает, или потому что, несмотря на своё долголетнее внедрение во внутреннюю жизнь КГБ, не имел никаких обвинительных доказательств против него. Если это так, то можно только сказать одно : правильно поступил. Но почему тогда, поскольку одинаковые причины приводят к одинаковым последствиям, счёл он нужным писать эту главу, построенную без всяких доказательств на столь необоснованных предположениях ? Очередная несвязность.

Продолжение этих размышлений всё столь же неубедительно. Что Михаил Викторович присутствовал с докладами на разных крупных церковных съездах Зарубежной Церкви — факт общеизвестный. Его выбирали делегатом от Германской епархии, потому что в наше скудное время он на самом деле выделялся из общей массы своими знаниями, и только.

Так, например, нельзя обойти молчанием (что делает Попов) появление в 1992 году непревзойдённой на эту тему книги «Миссия Русской Эмиграции», которая сразу придала ему особый статут в Русском Зарубежье. Несколько лет спустя выпустил другой основной труд «Тайна России». Трудно было бы найти в этих книгах руку сотрудника КГБ, пытающегося обратить Белую Эмиграцию в советчину. Знаем, что будучи плодотворным автором им было выпущено немало других книг, вероятно меньшего значения, но до нас они не доходили.

Затем узнаём, что М.В. Назаров в 1994/95 г. перебрался на постоянное местожительство в Россию и Попов, будто перепечатываяданные с wikipedia, перечисляет, с кем Назаров общался и сотрудничал : Аксючиц, Клыков, Руцкой, стал секретарём Союза писателей и т. д. Спрашивается — что тут предосудительного ? Вопрос остаётся без ответа.

Но тут мы подходим к настоящей жемчужине, которую нельзя обойти и процитируем её полностью : «С 1989 года Назаров стал публиковаться в Советском Союзе. Его первые публикации – в "Литературной России", "Русском вестнике", "Москве", "Нашем современнике"... Советский Союз еще не рухнул, по-прежнему в силе КГБ, а член НТС и ответственный секретарь его главного политического органа Назаров печатается в "Литературной России", органе Союза писателей Российской Федерации».

Тут задаёшь себе вопрос — не инопланетянин ли этот Попов ? Где же он жил в эти годы ? Явно не в Советском Союзе, а то никогда в голову не пришло бы ему писать такие несуразности. Неужели не помнит он, как в эти годы, предшествующие развалу советской власти можно было наблюдать настоящий вулкан публикаций всевозможной литературы доселе неизвестной и строго запрещённой и преследуемой. Всё перехватывалось и перепечатывалось, как в официальных, так и в кустарных издательствах и распространялось стихийным потоком в магазинах, уличных ларьках, по тротуарам и в подземных переходах метро : вся Белая литература, воспоминания героев Белого Движения, книги, брошюры Зарубежной Церкви. Печатались и распространялись в широкомасштабном количестве иконы св. Царя-Мученика — всё, что до этого времени считалось криминалом и сурово наказывалось. И всего этого Вл. Попов не видел или забыл ?! Что за мемуары тогда у человека с такой памятью ! И, не опасаясь насмешек, на полном серьёзе пишет : «Без ведома и одобрения КГБ публикация материалов Назарова в 1989 году в Советском Союзе была невозможна». !!!

Напомним этому советскому „учёному авторитету“, что именно в том же 1989 году, в «Литературной России» прогремело, ставшее общественным явлением, «Письмо молодым людям в России» Бл. Митрополита Виталия, то-есть человека олицетворяющего тогдасамое, что ни на есть зло для советской власти. «Злые силы столько потрудились, чтобы сокрушить Православную русскую державу, что для них возрожденная Россия – это ночной кошмар с холодным, леденящим потом», в частности писал наш благодатный Первоиерарх, нашедший путь к сердцу и душе русской молодёжи своими искренними, пастырскими словами. Но, если судить по Попову, это, значит, могло стать возможным только «с ведома и одобрения КГБ» и, кто знает, говорит это может быть и о причастии Владыки Митрополита к этой гнусной организации ? Позволим себе дать личное свидетельство : в те же годы наша брошюра «Ватикан и Россия» переиздавалась во многих частных, любительских изданиях, как и в крупном журнале «Москва», и в виде специального приложения к газете «Русский Вестник», с благословляющим вступлением … самогó „святейшего патриарха Алексея“, всё это конечно без какого либо сношения с автором. Для Вл. Попова неужели и это было сделано «с ведома и одобрения КГБ» ?

Итак, рассмотрев всю эту главу мемуаров подполковника, можно определённо сказать, что грош цена всей его разоблачающей аргументации. Почему мы решились взяться за защиту М.В. Назарова, могут нас спросить. Ответ прост : из чувства христианского и гражданского долга и добавим — не столько для защиты Михаила Викторовича, как для разоблачения, если не паутины лжи, то набора фантазии, с которыми столкнулись при чтении этих мемуаров. С Михаилом Викторовичем мы не только лично не знакомы, но не имеем никакого общения. За всё время может быть два раза, и то не уверен, и это было лет 15-20 назад, мы обменялись электронным письмом. Знаем, что он человек тяжёлого характера, упрямый, напористый, как правило ему очень трудно согласиться с оппонентом, почти невозможно признать ошибку или вину — так во всяком случае со стороны кажется — но не можем забыть его неоценимый, в прошлом, вклад в историю и защиту нашей Церкви и нашей Эмиграции, и когда читаешь о нём такую сплошную ложь, как : «В течение многих лет пытался способствовать объединению РПЦ и РПЦЗ»нельзя не реагировать, ибо большей глупости не придумать. Он, как и мы, вёл неустанную борьбу против объединения, то-есть поглощения РПЦЗ Патриархией.

Наши пути разошлись, когда мы решительно отвергли в 2001 году назначение Вл. Лавра и столь же решительно встали в защиту Митрополита Виталия, тогда как М.В. Назаров выбрал путь т. н. „лояльной оппозиции“ внутри Синода Вл. Лавра, обозвав оставшихся верными Митрополиту Виталию — „Протестантами“ и на этом наши пути окончательно разошлись.

 

Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый